Один научный работник против двух полиционеров

Два дюжих милиционера стали «жертвами» 44-летнего работника научного учреждения, который ни в драках, ни в увлечениях боевыми искусствами замечен ранее не был. На суде они слезно умоляли наказать обидчика, который, якобы, избил их на глазах у своих собственных детей. А они только словесно предлагали ему проехаться в отделение, да словесно просили не бить...
Но на суде выяснилась иная картина.

Как дело было...

Некая гражданка Кузьмина (назовем ее так) за что-то очень обиделась на своего мужа, да так, что ушла из дома, бросив двоих детей. А через некоторое время накатала заявление в милицию, что вот так, мол, и так, муж домой не пускает, угрожает и избивает. Только непонятно, как он это делает, если домой не пускает? Странная дамочка!?
История получилась длинная, скандальная. Ушлая дама, являясь домой, практически с порога начинала вызывать милицию, обвиняя мужа в попытках избиения, и даже в психушку его упрятать пыталась. Гормоны у дамы разыгрались, да и какой талант актрисы таился в человеке.
Толи в милиции, так расчувствовались после ее рассказа, толи какой другой интерес у местного участкового из Советского района города В. появился.
Как-то в декабре месяце вместе со своими дочерьми, старшей Мариной и младшей Владой Валерий Кузьмин шел по улице. К нему подошел мужчина, одетый в штатское...

Слово участникам

«Он нанес мне удар в живот ногой. От удара и боли я согнулся и присел на землю. Подошел другой человек, одетый в форму милиционера. Они оба стали меня бить кулаками по голове. Моя старшая дочка попыталась защищать меня. Мужчины, которые не представились, подняли меня и потащили. Я согласился пойти в сторону дома вместе с ними, думал, что там мы все выясним. Но возле моего дома, мужчина в форме и второй мужчина в штатском, приказали садиться с ними в машину. Я отказался, а так как они насильно попытались это сделать, я лег возле машины и засунул ноги под нее», - пояснил отец двух детей на судебном заседании.
Старшая дочка Кузьмина подтвердила слова отца и добавила, что после того, как отец лег возле машины, мужчины снова начали бить его ногами.

«Я залезла в машину, но меня выгнали оттуда. Отца связали ремнем и засунули в машину», - добавила в суде девочка.


Младшая дочка Влада (8 лет) сказала, что когда они шли с папой, то она увидела маму и мужчин, один был в форме.

«Они подбежали к папе, и стали бить его руками в живот. Возле машины папу тоже били. После чего его затолкали в машину», - рассказала Влада.


Допрошенный в суде свидетель Н. пояснил, что, выйдя из подъезда дома, он увидел лежащего на земле Кузьмина, которого удерживали мужчины, один из них был в форме. Кузьмин крикнул ему: «Смотрите, что со мной делают».
В суде оба, как оказалось милиционера, лейтенант Торкунин и Медведев (фамилии изменены, любое совпадение случайность), заявили, что это Кузьмин бил их, а никак не они его. Кроме этого он якобы обматерил их, когда они находились при исполнении.
В суде лейтенант Торкунин рассказал, что за день до всех событий к нему подошел его знакомый Медведев и рассказал, что есть сложный случай. Женщина заявила, что 1,5 месяца ее муж не пускает домой и избивает периодически. «Для получения объяснений с Кузьмина, мы с Медведевым и заявительницей встретились возле дома, где она живет. Поднявшись в квартиру, мы его там не застали. Позднее недалеко от дома мы столкнулись с Кузьминым, но, завидев нас, он пошел в другую сторону. Я догнал его, показал удостоверение. Но он стал возмущаться и кидаться на меня. Я хотел отойти, поскользнулся и упал, и в этот момент Кузьмин ударил меня в челюсть», - пояснил в суде Торкунин.


Но вот ведь незадача: «Оценивая представленный доказательства, суд не может принять показания потерпевших (Торкунина и Медведева - от ред.), так как в них имеются существенный противоречия, как с ранее данными показаниями, так и с иными материалами дела. Так, потерпевший Торкунин пояснил, что Кузьмин нанес ему удар рукой в челюсть, однако на предварительном следствии утверждал, что подсудимый нанес ему кулаками правой и левой рук два-три удара по верхней части головы, при освидетельствовании пояснил, что Кузьмин наносил ему удары головой и рукой, а при обращении в травмпункт в тот же день у него были жалобы только на головную боль.
Потерпевший Медведев, хотя и утверждает в судебном заседании, что со стороны Кузьмина имело место насилие, однако не может пояснить, почему в его рапортах от 7 декабря, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела, отсутствуют сведения об этом. В данных рапортах он просит привлечь подсудимого только по ст. 319, указывает действие последнего как оскорбление нецензурной бранью, хватания за форменную одежду, попытки нанесения ударов в область лица» (из приговора).

Удивительно, не правда ли!?

Кроме этого суд не принял во внимание показания жены Кузьмина, так как она начала в них путаться, а в суде вообще отказалась что-либо говорить.
Проведенная судмедэкспертиза нашла единственным повреждением Торкунина скол зуба, который мог быть получен еще задолго до этого. А у Медведева вообще не было телесных повреждений.
Зато у Кузьмина имелись «...повреждения в виде кровоподтека левого коленного сустава и ссадина на фоне кровоподтека, ссадины правой кисти, лба, правого колена, легкая закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения мозга».
В итоге суд отказал лейтенантам во взыскании морального вреда в размере 2-х тысяч. Кроме этого оправдал Кузьмина, фактически подтвердив, что тот не бил сотрудников при исполнении.
Кузьмин не стал требовать возбуждения против фигурантов уголовного дела по статье «Клевета» и «Ложный донос», не стал он требовать компенсации за 3 месяца проведенных в камере. А зря!
Позднее лейтенант Торкунин с треском вылетел из правоохранительных органов. Ходили слухи, что он замешан в краже.

Анастасия Загоруйко (2007 год).
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика